«Кукла», рассказ

Ирина Фингерова

В одном самом обычном на свете городе жила-была девочка, владевшая куклой. Кукла эта всегда находилась рядом, потому что без куклы девочке становилось скучно и тоскливо. А кукле было скучно и тоскливо всегда, и с девочкой, и без нее. В те редкие моменты, когда девочка уходила в туалет или на улицу зарабатывать деньги, – кукла сидела на месте и скучала. А все потому, что она кукла, а куклам не пристало заниматься самодеятельностью. И все бы ничего – но больше всего на свете девочка страстно желала, чтобы ее кукла была счастливой, потому что она верила, что лишь тогда и она сама сумеет стать счастливой. Поэтому она ругала куклу за то, что ей не весело, била ее ногами, отрывала ее глазки-пуговки (а это, знаете ли, больно), рвала ее на части, осыпая весь пол пухом, грызла ее ноги и руки и плакала.

– Ну почему же ты не можешь быть счастливой? Я же так стараюсь! – негодовала девочка.  

Она действительно старалась, изо всех сил старалась, а неблагодарная кукла не становилась от этих стараний хотя бы чуточку красивее, умнее или счастливее.

Кукла иногда пыталась играть с девочкой в куклы! Будто бы это она – девочка, а настоящая девочка – кукла. И так им обоим нравилась эта игра, что иногда они играли в нее неделями! Порой казалось, что они забудут, кто есть кто на самом деле, а значит, перестанут быть теми, кем были, и станут теми, кем они сейчас. Но девочка не позволяла этому произойти и потому каждый раз прерывала игру. Она была очень доброй и неэгоистичной! Представьте себе, несмотря на то, что любила куклу так сильно, что хотела всегда быть с ней рядом, даже выводила ее на 42 минуты во двор и позволяла ей гулять. Причем недавно она приобрела очень дорогой ошейник с рулеткой, пользуясь которым можно было отходить от куклы на несколько километров. Вот какую свободу она ей предоставляла! Когда 42 минуты истекали, девочка куклу дергала, и они шли домой.

Девочку звали Алиса. А куклу звали – Алиса 2.0. Девочке нравилось куклу кормить, одевать в теплые одежки и мыть в ванночке с ромашкой, а кукле нравилось побольше спать, чтоб хоть во сне побыть настоящей девочкой. Девочка помогала кукле во всем! Все кукольные заботы были на плечах у девочки, а кукла не всегда была благодарна, но это и не важно, девочка же не ради благодарности… Ей просто нравилось делать жизнь куклы лучше. Девочка была убеждена, что кукла не проживет без нее и дня, ведь кто-то может ее разбить, распотрошить, отрезать ей голову – все что угодно сделать! И пришивать-то обратно  никто не будет! Кукла была в этом убеждена тоже. Она знала, что девочка ей жизненно необходима. Так они и жили целую вечность, обе уверенные в том, что кукла ни на что не способна кроме того, чтобы быть куклой, пока однажды Алиса не увидела сон, в котором кукла уходит,  – и проснулась  в холодном поту! Тут же, достав свой любимый набор принадлежностей для шитья, она  стала пришивать к рукаву своего платья  правую руку куклы, чтоб она уж точно не сбежала! Отирая пот со лба и кровь с рук куклы, девочка шила невзирая ни на что: крики проснувшейся куклы, ее мольбы, ее слезы. Она была сосредоточена на работе. Она ведь знает, как лучше!

Только под утро, когда рассвет пробрался в комнату, девочка сумела заснуть, подложив под голову вместо подушки руки, испачканные в крови куклы. Кукла теперь бултыхалась на ее платье, ей было неудобно и грустно, что с ней так поступили. Она смотрела в окно – повсюду гуляли девочки и мальчики со своими куклами, и впервые ей в голову пришла мысль – почему так происходит? Почему кто-то кукла, а кто-то – нет? Она поклялась себе, что уж она точно не стала бы заводить себе куклу.  

– Никогда! – думала она.

И вдруг, будто напившись живой воды из какого-то невидимого чудесного источника, кукла взяла лежащую у изголовья кровати пилу (она всегда лежала там, на всякий случай) и отпилила  пришитую к девочкиному платью руку. Было много крови, было больно, но кукла не обращала на это внимания – она бежала прочь! Она не знала, куда, не знала, что ее ждет. Ей ведь никогда не приходилось быть настоящей! А если она сбежит отсюда – уже никогда не будет куклой! Она бежала босиком, мелкие острые  камешки впивались в пятки, но она не останавливалась. На глазах у удивленной Алисы 2.0 на месте отпиленной руки тут же, как только она покинула дом, выросла новая, еще лучше прежней, ногти на ней были крепкие, здоровые, ровные, и даже накрашены. Любимым темно-зеленым лаком. Алиса 2.0 шла, шла, шла и просто радовалась. Как приятно быть настоящей! И шла долго, шла годами, иногда бежала, иногда падала, и снова шла. И прошло с того дня, как она убежала, – много прошло километров, часов, съеденных лимонных пирогов, сдохших рыбок, отосланных резюме, и особенно – зеленого чая, и темно-зеленого лака для ногтей, но все же зеленого чая больше всего остального, – и она шла и шла, а потом остановилась.

 Ей в окно однажды постучала большая птица и принесла гигантский расколотый надвое орех, внутри ореха была крошечная девочка, очень похожая на Алису 2.0.

– Аааааааааааааааааааааа! – заверещала девочка.

Страницы