Стихи из книги «Московский мост»

Дмитрий Бураго

Полынья

Мне снилась полынья: по щиколотку в хляби,

испытывая лёд тяжелою пешнёй

шёл по реке не я — в уменьшенном масштабе

казалось, это шум производимый мной.

 

Но пальцем шевельнуть — и сдвинется округа.

Расширится объём, детали поглотив —

в полураспаде даль сжимается упруго,

вбирая в узелок мой город и залив.

 

И больше ничего, все только пробужденье,

все только памяти неловкие сомненья

и край родной межи.

 

В сутулом ватнике с баяном у стремнины

слежу за паводком и разрушеньем льдины,

и жизнь как снасть дрожит.

 

2016 —10.06.18

 

Война

Украина — имя мило, горькое наречье.

Сколько судеб пригубила — похмелиться нечем.

За Дунаем солнце режет рваными краями

тучи жадные на межи с рвами та горбами.

Хорохорятся сестрицы — удальцы сподвигли

рукодельные зарницы запихнуть в глазницы.

Гибли, гибли — сколько цвета запеклось в отваге,

да такого, что ответа не сносить бумаге!

Да такого, что за Доном Солнце-кобылица

озаряет терриконам скошенные лица.

Воздух жирный, воронёный — что ни вскрик, то искра!

Как же это невозможно! Как же близко.

 

2015

 

Изъян

В. И. Гончарову

Волки воют на луне…

Саботаж всего живого,

саботаж.

Шорох голоса чужого —

это ваш?

Наш не может, наш не должен,

наш — живой!

Город гложет. Насторожен

путь домой.

 

Мостовая что-то прячет в кулачок.

За спиною скачет мячик-маячок.

Адрес ясен — мимо яра от сырца,

вдоль трамвая до базарного кольца.

 

Что ж торопишься, водитель,

погоди!

Буквы сбились в алфавите,

жжёт в груди.

От искуса до прохруста

тянет боль.

Густо-пусто, даже оклик

через ноль.

 

Что такое этот город, этот жест

о покое горячительных надежд,

о ломбардах — слово за слово — зачёт,

и на бардах вся ответственность за счёт. 

 

А потом, через неделю,

через тьму

разуменье у Емели

перейму.

И на девять, и на сорок,

и на год —

топот стопок, уговоры

до острот.

 

Где тот мячик, тот холодный маячок?

Город скачет, хвать — и тело на бочок!

Кабы не был так радушен — был живой…

Так нелепа эта ложь наперебой.

 

От запястья до плеча,

от напасти до врача

горяча протока!

Как бы сам себе конёк —

закипел и занемог,

и свернулся — во как!

Царь, кудесник и злодей

впрок завел себе друзей,

чтоб потом отпели.

А друзьям то невдомёк —

скачет загнанный денёк

в круге карусели.

За товарища! За мать!

Погибать, так поминать!

Поминать, так сгинуть!

Ах ты, Господи, волчок —

воет лунный светлячок,

выгибая спину.

 

2015 — 2016