Иные Ангелы

Вольф Уайт

Иные ангелы: предисловие

 

То, что автор оказался здесь, – не случайность: это его война. Случайность – что взялся за самую нелюбимую свою тему, тему реальной, близкой, чётко локализованной в пространстве и времени войны. Давно уже имея целью отследить изменение (или отсутствие такового) человека и его взгляда на мир в длительно действующих экстраординарных условиях, он предпочёл бы, чтобы это были любые другие условия. Но криминальное донецкое быдло, духовные пришлые казачки, вежливые зелёные человечки и прочая фауна русского мира мнением автора не поинтересовались.

         По понятным причинам автор не заостряет внимание на образах своих ближайших побратимов. По тем же причинам он пользуется идиотическими громоздкими канцеляризмами, избегая точного названия своей военной специальности.

         Отказываясь от художественного и иного вымысла, автор оставляет за собой право на умолчания, анахронизмы и смещение акцентов – в целях как литературных, так и военно-тактических.

         Автор заранее приносит извинения за непричёсанный стиль: для стилистической правки необходимо уединение, какового в армии нет и не может быть.

         Большинство позывных – настоящие. Имена автор сплошь и рядом не знает сам.

 

 

Иные ангелы: послушничество

 

         Говорят, что со временем всё плохое, некомфортное, болезненное забывается, в памяти остаётся только хорошее. Во всяком случае, в туризме так. Если эта правда универсальна, она вполне годится в качестве инструмента, выявляющего, что именно человек считает хорошим вообще.

         Интересно, что̀ из этих дней останется со мной года через полтора?..

         Мы лежим. Комфортно, потому что лежать ещё долго. Недвижно, поскольку нам нужно оставаться невидимыми, а майор, полновластный хозяин тактического полигона (он же – Экватор) – матёрый, съевший зубы военный разведчик, имеет вдобавок при себе невыносимых размеров бинокль. Очень не хочется получить от него «неуд». Тем более на именины: первое сентября, наша группа имеет позывной «Осень».

         «Осень – Экватору: вышли в точку наблюдения. По нулевому ориентиру замечен амбал с биноклем и погонами майора». «Принято. Продолжайте наблюдение, не забывайте указывать время в журнале»…

         Первое (но далеко не последнее), что шокировало меня здесь, – никто не приветствует старших по званию предписанным Уставом образом. Причину я, кажется, понимаю. Чтобы держать дисциплину, следует прежде всего избегать ситуаций, провоцирующих её нарушение. Каждый здесь, сорвавшись, может ответить любому начальству: «Ну и что ты мне сделать можешь, мудак? Мне так и так на передок переть, барал я вас всех, начиная с тебя и до верховного, б…, говнокомандующего включительно!» Только, по-моему, с вольницей всё же хватили лишку. Иногда господа офицеры вызывают сочувствие…

         Это, оказывается, невероятный кайф: лежать тихонечко и осторожно водить глазами. Даже на раскалённой песчаной сковороде полигона с редкими маленькими сосенками, в безветрие и тридцать восемь жары. Форма, конечно, хороша, но жарковата, а уж обувь… Только что мы просочились через позиции условного противника. (Многие из «противника» ещё неделю назад стояли с нами в одном строю. Теперь, сброшенные отбором на нижние этажи казармы, они исходят чёрной завистью и не преминут при случае поступить с нами беспощадно.) Только что мы вышли в точку сбора, заняли круговую оборону, дождались майоров БТР1 и получили холостые патроны. Только что мы быстро и скрытно выдвинулись в точку наблюдения, и бегом продираясь по низинке через титаническую коноплю и ошмётки колючей проволоки, я потянул бедро. Нет, не так чтобы каждый шаг через боль: ноги, оказывается, очень сложная машина, всегда можно найти аллюр, при котором мышца разгружена или выключена. Плохо только, что аллюр не всегда выбираешь сам… Не двигаться – счастье. Хоть и знаю прекрасно: ещё полчаса такого отдыха – и мышцы окостенеют, и подниматься потом будет ещё то удовольствие. Силу вернуть можно, гибкость и упругость – уже нет. Возраст… Лежу, кайфую, всё за меня сейчас решает задание. Простая жизнь, простые радости.

Страницы